Lions. Broken Dream.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lions. Broken Dream. » Джунгли » Болото


Болото

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://photos.zamri.ru/nikolay/19921_reka_v_dzhunglyah_6284d_512.jpg

0

2

---начало игры---->

Болото... топкая земля, мутная вода, запах... запах немного приторный, затхлый, но что удивительно, проскальзывают свежие нотки. Но, тем не менее, я шёл по этой самой топкой земле, пробираясь через болото. У меня не было цели, не было желания. Просто, я наверное старался уйти от воспоминаний. Или от самого себя? Да, с тех пор, как погибла Хецель, я стал опасаться оставаться со своими мыслями "наедине".
Вдруг под лапами оказалась не слякоть, а вполне твёрдая земля. Даже кое-какая трава росла на ней. Я немного обрадовался эдакому повороту событий. Теперь можно спокойно посидеть одному. Врятли кто-то ещё посещает такие злачные места. Немного потоптавшись на месте, словно гиеновая собака, я лёг на эту кочку, и безучастным взглядом стал буравить какую-то корягу.
- Может, ещё всё измениться... - вслух сказал я, в прочем, очень тихо. Да, я задумывался на эту тему. Но каждый раз внутренний голос говорил: - Ничего не может измениться. Прошлое тянет тебя назад, не давая протянуть лапу будущему. И, кажется, этот голос был прав.
Вдруг желудок заурчал, точно недовольная кошка, и я вспомнил, что последний раз ел только день назад. Не мешало бы поохотится, но настроя особого не было. Сейчас на душе у меня была умиротворяющая тишина, спокойствие. Не хотелось его нарушать.

Отредактировано Kiordo-Koraliss (2010-07-12 21:35:43)

0

3

start game.
Вязкая топь встретила меня холодными стоячими водами, что тянули любого путника к себе на илистое дно. Многие не решались ходить по топким землям, боялись, что ил на дне навсегда заключит их в объятия и более никогда не отпустят их души на волю. Было у нас такое поверие, что в болотах похоронены сотни заблудших душ, что не могут найти себе покоя из-за того, что тела их не отпеты родными. Я же не боялась этих мест, ибо знала одно точно, если и утону, то душа моя успокоится навеки... у меня сильный дух. Я верила в это.
Вдох. Запах гнилой воды вызвал сдавленный кашель, сдерживающий приступы тошноты. Я осторожно ступала по мягкой почве, подушечками лап прощупывая более устойчивую почву. И знать не знала, что занесло меня в это гиблое место... хотя... была у меня маленькая слабость. Я дико любила болотную живность, а точнее птиц, что живут здесь и не знают горя. Помню в детстве я один раз поймала такую птицу, попробовала и  просто влюбилась в её нежное мясо. Хотя, в глубине души, я прекрасно знала, что вкус был как и у всех птиц, но он становился вкуснее от сложности охоты на них. Согласитесь, сложно поймать на болоте дичь и не погибнуть самому.
Весело фыркнув, я принюхалась... Ветер принес мне множество запахов, в том числе и её запах. Молодая самка спокойно вила себе гнездо, явно готовясь к чему-то серьезному, но я уже знала, что разрушу её планы. Пригнувшись, я осторожно ступала по влажной земле, порой утопая в грязи по самые локти. Тело сводило от напряжения, голова набухала, как почки по весне от различных задач: не утонуть и поймать. Живот скользил по грязи, комки грязи спутывали шерсть... И вот я подкралась как только смогла, приготовилась и.... прыгнула. Птица оказалась подмята под мое тело, а её голову я втоптала в грязь и получилось так, что птица захлебнулась. Но борьба была. Первым делом я сломала птице крылья, зная, что это единственный её путь отступления, если она спасется из моих когтей, но фортуна одарила меня улыбкой и я вышла победительницей. Но не надолго... потеряв бдительность, держа в зубах тушку птицы, я почувствовала, как мои задние лапы быстро уходят в грязь. Тягучая смесь тянула меня на дно и, сколько я когтями не резала сырую землю, ноги неумолимо тянуло вниз. Я рычала, рвалась и, о боги, меня спасла поваленная коряга на которой птица собиралась вить гнездо. Вцепившись в неё когтями, я вытащила себя из грязи и, отряхнувшись, быстрыми скачками удалилась с опасной зоны.
Сердце бешено билось к груди, грязная, но с добычей в пасти. Осмотревшись, я прыгнула в сторону, но не заметила одной маленькой мелочи... там на кочке отдыхал незнакомец. Я приземлилась буквально перед ним, нависнув над его головой. Грязная, ошарашенная, испачканная кровью тушкой птицы, что обмякла у меня в пасти... выглядела я дико. Загривок волей неволей вздыбился, но никакой дальнейшей агрессии я не проявила. Просто легкая дрожь из-за холодного дуновения ветра.

0

4

Лёжа на кочке, я краем уха слышал какие-то звуки. Что-то вроде звука шагов. Но я не стал реагировать на это. Даже если этот "кто-то" агрессивен, и захочет напасть, то он навряд ли настолько глуп, что бы это делать. Вокруг топь, малейшая ошибка, оступись - и тебя не спасти. Пучина затянет, поглотит, и не оставит о тебе воспоминаний. Я прикрыл глаза.
Вдруг я уловил какое-то движение сверху, немного с боку. Резко подняв голову, моим глазам предстала странная, немного диковатая картина: молодая львица, хотя это могла быть и не львица, судя по окрасу, вся перепачканная в грязи, в чём-то тёмно-багровом, похожем на кровь. И с тушкой птицы в пасти. Львица, по видимому, и сама была в недоумении. Не заметила меня?
- Э... вам помочь? - только и вымолвил я, всё ещё в потрясении. Однако зачатки вежливости заставили меня выдавить улыбку. Какую-то жалкую улыбку. - Что ты творишь... - проворчал внутренний голос. Я поднялся с кочки, и отошёл на приличное расстояние от львицы. И так мало места на этом болоте, вокруг топь. Тут я заметил, что львица приподняла загривок. Это меня, честно признать, немного насторожило. Или заставило беспокоится, как хотите. Но не испугало. Напротив, при недоумении и настороженности возникло любопытство.
Если мыслить логически, то по видимому самка охотилась. На птицу, чья тушка у неё в пасти. Львица промахнулась, и угодила в топь, успев прихватить птицу. С трудом выбравшись, она вся перепачкалась, и теперь в таком виде предстала перед мною.
Странно,  но мне стало даже забавно. И выглядела львица тоже забавно, если так посудить. И я наверное тоже. Сижу тут, помощь предлагаю.

0

5

Вздох. Я поняла, что лев не агрессивен и лишь чуть пристыдилась своего внешнего вида. Положив тушку птицы рядом с собой, я осторожно села на край кочки и как следует разглядела незнакомца, что вежливо предложил помощь.
Меня пугало то, что зверь передо мной прячет свои глаза под черными локонами своей гривы и, как бы я не старалась, я не смогла взглянуть в его омуты души. Меня это огорчило, что, наверное, отразилось и на моей морде. Такой легкий вздох, взгляд в сторону. Внешняя комплектация льва меня не волновала, хотя я и заметила, что он чуть меньше других львов, но судя по морде ему лет пять или шесть, не больше и не меньше. Я оценила телосложение, хотя уже так... для себя любимой. Улыбнувшись льву, я чуть склонила голову в легком таком кивке.
- Здравствуй. - первым делом откликнулась я, пожелав здравия незнакомцу и улыбнулась ему. После, я посмотрела на птицу и, вцепившись в неё зубами и когтями, разорвала на пополам и подвинула пол тушки незнакомцу.Это обычай... делиться с незнакомцем, что не сделал тебе зла в первый же миг. За такое надо благодарить.
- Помощь? Я бы не отказалась, но разве сможешь ты помочь мне найти мою голову? - с легкими игривыми нотками поинтересовалась я у льва, зажмурив чуть глаза. Я знала, что порой мои речи смущают многих, как и поступки, но... это моя природа.

офф: пока такая мелочь будет. Подленилась + разучилась.

0

6

Я не отрывал взгляда от её морды, следя за мимикой. Не смотря на густую, спутанную челку, закрывающую глаза, я прекрасно видел всё происходящее вокруг. Ровно как и выражение морды львицы. Она меня разглядывала. В прочем, я делал тоже самое. Вот она вздохнула, и чуть отвела взгляд в сторону. В чём дело? Что-то её расстроило? Может то, что не видно моих глаз? Но это всего-лишь догадки.
Львица поздоровалась, улыбнувшись. Улыбка. Как странно, но мне это понравилось. Давно я не видел простой, открытой улыбки. Затем незнакомка сделала нечто странное: разорвала птица надвое, и одну половину придвинула мне. Я удивился. Но не стал отказываться. Не прилично, это раз. Хочу есть, это два.
Тут львица голосом, в котором я расслышал тонкие, но всё же существующие игривые нотки, произнесла странную речь. - Найти её голову? - внутренний голос рассмеялся. Ему, по видимому,  понравилась шутка львицы. Что ж, мне тоже. На моей морде  появилась лёгкая улыбка.
- Боюсь, я и свою не могу найти. - со смехом сказал я. И опять же странно. Я - смеюсь? Улыбаюсь? Но так приятно снова это ощущать. Улыбку. Странно. - Или всё же?... - невнятно произнёс голос. Я его не слушал. - Благодарю за пищу. Как раз кстати.
Я наклонил голову, и обнюхал птицу. Пахла как дичь. Свежая дичь, хотя чего ещё можно было ожидать. Вырвав перья с бока, я стал их выплёвывать. Черт, к языку прилипли. Кое как, но всё же отделавшись от перьев, я мельком глянул на новую знакомую, и откусил кусок мяса. На удивление, оно было очень мягкое и нежное. И вкус какой-то необычный. Но мне понравилось. Это было лучше, чем грубые антилопы.
- Но всё же, мне не ловко. Я поймаю для вас другую дичь. - я встал с насиженного места, но остановился: - Можно на ты? И вновь улыбка появилась на морде. Я повёл носом, но сначала не учуял ничего. Потом поймал запах, слабый, но запах газели. Газель в болотах?  Странно. Но я пошёл на запах, оставив позади новую знакомую. Впереди показалась топь, на вид ещё более густая, чем обычно. Около берега билась газель. Небольшая, но довольно упитанная. Она застряла в топи, и не могла выбраться. Я одним прыжком оказался у газели, и прикончил её.
Кинув добычу около львицы, я снова принялся за птицу.

Отредактировано Kiordo-Koraliss (2010-07-13 03:18:04)

0

7

А я продолжала цвести и пахнуть. Казалось, что ещё чуть и вокруг меня возникнет волшебная равнина из блестящих сочно-зеленых трав, окрапленные свежей холодной расой, а воздух станет чистым и отдающим весенним лугом. Я наблюдала за львом, но мне было чертовски сложно сказать кто он такой и какова его душа, ибо его душа была скрыта от меня под занавесом черной гривы. Меня немного насмешило то, что в его черных локонах запутаны различные веточки и листочки. Он напоминал мне какого-то дикаря с манерами аристократа, ибо в ответ на мою доброту он принес мне молодую антилопу. Жаль только то, что я вполне наелась птицей, но обижать своего нового незнакомца я не собиралась и потому оторвала и проглотила от лани кусочек другой. Облизнувшись так, словно ничего вкуснее я в жизни не ела, я посмотрела на льва.
- Как же так? Не можешь найти свою голову? - удивилась я, а в голосе заиграли какие-то диковатые нотки. - Я подскажу где она... - я заговорчески нагнулась к уху льва и, отгородив свой рот и его ухо своей лапой, тихо так прошептала, словно выдавала какую-то тайну:
- Она либо на плечах, либо в кустах. - я резко отпрыгнула, залившись звонким и радостным смехом. Меня радовало морочить головы, а так же радовало казаться окружающим безумной и дурной. Просто дуракам проще живется на свете, их никто не трогает... хотя...
Я резко остановила свои скачки, села и с какой-то горестью стала гладить себя по разорванным ушам. Тоска сжирала сердце и слезы наворачивались на глазах, но всё это я глотала, впитывала в себя, ибо Старейшина строго настрого запретил мне плакать и вспоминать все печали, что встретятся мне на пути. Он приказал мне быть мудрой, а я хотела быть ребенком... просто потому, что никогда им не была и потому сейчас так дурачусь.
Вздох и вновь лживо-прекрасная улыбка на моих черных губах. Я взглянула на льва, склонила голову на бок и заинтересовано спросила:
- А у тебя есть имя сердца? - бельмо на глазах как-то потускнело, натянулось более плотной пленкой на темно-синих зрачках. Хвост плавно раскачивался за спиной, а в голове играла музыка. Оцепенение. Такое бывает.

0

8

Покончив с птицей, я наблюдал за львицей. Та откусила кусочек антилопы и облизнулась. Что ж, я был доволен. Я стал вылизывать свою лапу, а затем вновь посмотрел на львицу. Она  подошла ко мне, и заговорчески наклонила к моему уху, прошептав слова. Дослушав её до конца, мне стало как-то тепло на душе от этой доброй шутки. Я засмеялся, потряся лохматой гривой, и вновь улыбнулся. Чёрт, а мне нравилось улыбаться. - Скорее всего она на месте, просто спит. - Проговорил внутренний голос, с какой-то иронией. Я не обратил внимание. Порою из-за этого голоса я чувствовал себя так, будто у меня раздвоение личности.
Львица весело прыгала вокруг,  подскакивая, а затем внезапно, очень внезапно остановилась. Резко. Тут я впервые обратил внимание на её внешность. Нет, она и раньше мне показалась необычной, но теперь я видел, что это ещё и очень красиво. Затем я уткнулся ей в глаза. В какой-то степени я чувствовал преимущество, что я могу видеть её глаза, а она мои - нет. Но тем не менее, глаза у неё тоже были интересные. Тёмные омуты, а зрачок более светлый, словно затянутый дымкой.
Имя сердца... Что она имела ввиду? Я не совсем понял. Возможно, она имела ввиду моё имя, а возможно, то, есть ли у меня пара. Пара... Хецель. Я вновь её вспомнил.  Хецель... прошлое, мутное, но счастливое, и в тоже время окроплённое её кровью. Хецель...
- Моё имя - Киордо-Коралисс, но я предпочитаю просто Кио. - наконец произнёс я, оторвавшись от воспоминаний. - Прости, если это не то, о чём ты спрашивала. Я порою не совсем понимаю окружающих...
О боже, какой я нёс бред. Но что сказал, то сказал. Я стал ждать от ответа.

Отредактировано Kiordo-Koraliss (2010-07-13 23:48:49)

0

9

- Я спрашивала о имени сердца. У нас есть два имени: одна имя плоти, а другое имя сердца. Именем плоти чаще всего незнакомцы представляются друг другу и его чаще всего используют, а имя сердца - сокровенное имя. Его скрывают и говорят лишь тому, кто дышит с тобой наравне, а сердца ваши поют в унисон. - кратко объяснила я льву о именах. Я улыбнулась ему, нервно взглянула в сторону, словно кто-то подслушивал нас за кустами, но это оказалась лишь маленькая лягушка. Фыркнув, я мотнула головой и подошла ко льву в плотную, вытянула шею и посмотрела на него снизу вверх, изогнув шею.
- А почему ты прячешь душу? - поинтересовалась я у Кио каким-то детским голосом. Улыбка пропала с моей морды, но зато в глазах загорелось голодное любопытство, что расширило мутно-синие зрачки чуть ли не на всю морду. Я потянула лапу к его челке, но не решалась первой отодвинуть хоть волосок. Не решалась не из-за страха, а из-за того, что прежде нужно позволение хозяина души.
Но тут я резко отстранилась, словно меня оттолкнули. Я поняла, что сейчас веду себя дико и неправильно, словно какая-то дикарка. Мысленно я представила, как меня сейчас отругали, но поняла, что это я сама чертыхалась про себя и за то, что распустилась и за то, что ругаюсь. Такая каша в голове, ещё долгие годы расхлебывай, что накопилось в неё за шесть лет жизни.
- Прошу простить меня, Кио. Раз уж ты хочешь перейти на "ты", то я просто неприлично поступаю. Мое имя, имя плоти, Хелависа. Сокращений я не знаю и никогда не придумывала. - я улыбнулась и села чуть боком ко льву, лизнув себя бледно-розовым языком в бок, дабы смыть грязь. Я совсем забыла о том, как я выгляжу. Вся шкура, за исключением спины и загривка была в черной застывшей грязи, глаза дикие, а на груди и подбородке следы застывшей крови. Я старательно слизывала грязь с живота и боков, сплевывая её обратно в болото. Жаль,но мой язык спасал меня плохо от этой напасти,но хоть чуть привел меня в порядок.

0

10

Объяснение кошки понравилось мне, но всё это было так странно. Мне стало ясно, что она жила и воспитывалась не так, как мы. "Мы" - просты львы. Может, от того, что всё просто, намного легче жить? Эх, это не важно. По крайней мере, не сейчас. Львица сделала шаг ко мне, и я чуть было не отпрянул, но вида не подал. Я знал, что она не сделает мне ничего плохого. Как бы не звучало это выражение по детски, но это было так. Львица наклонилась, и посмотрела на меня снизу вверх. Ясно, она хотела увидеть глаза...
Глаза. Порою мне говорили, что глаза - отражение души. В таком случае я был бы даже рад скрывать глаза чёлкой. Я мало верил в это "отражение". Но как-то раз, посмотрев на себя в луже дождевой воды, я всё же увидел свои глаза. Зелёные, как-то странно сверкающие, и... слишком живые. Это было уже после смерти Хецель. Глаза, не смотря на свою живость, были какими-то... дикие. Безумные. Но не буду об этом. Я чуть отстранился от львицы,  что бы она ненароком не углядела мою "душу". Раз на то пошло, я её буду скрывать. До поры до времени. Вот львица протянула лапу... и внезапно она и сама  отстранилась от меня, резко, словно о чём-то подумала, или не знаю даже. Затем последовала речь.
- Красивое имя, - выпалил я. - Хелл... можно я буду звать тебя Хелл?
Я немного смутился. С чего бы это? Не знаю... Хелависа села и стала вылизывать себя, дабы избавится от грязи, прилипшей к шкуре. Помню, как мы с Хецель вылизывали друг-друга, после дождя, или после сна. Хецель... Воспоминания вызвали поток грусти  печали, который, несомненно, тут же отразился в моих глазах. Хорошо, что я их скрываю.

0

11

Я села. Задумалась. Хелл... странное и пугливое сокращение. Ад, на каком-то языке. А я не любила это место и не верила в него. Мои боги иные, моя вера иная, но отрицать существование бесов и чертей я не имела права. Долго думая, смотря куда-то в пучину болота, я пыталась придумать что-то более приятное и в тот же момент простое. Странное это дело, придумывать самой себе имя, но... мне немного помогла моя фантазия и знания.
- Нет. Хелл - страшное имя, может лучше Шейн? - я улыбнулась. Мне понравилось сочетание пришедших в голову букв и я просто выпалила их. Я знала, что это имя очень похоже на мое имя сердца, но посчитала это лишь глупой привилегией, которой можно пренебречь.
Тут какой-то холодный воздух закрался мне под шкуру на спине. Я вздрогнула,глянула назад, наверх, но там ничего не предвещало опасности. Ветер играл с опавшими листьями, пылью, "парашутиками" полевых растений... но он странно кружил вокруг льва, метая весь этот сор вокруг его фигуры и о чем-то шептал мне. Может это и безумие, но я что-то слышала.
- У тебя приключилось горе? - странным голосом поинтересовалась я и приблизилась ко льву, сев прям перед ним и вновь сделав попытку посмотреть ему в глаза. Я слышала, точнее чувствовала, что сердце в беспокойстве мчится в груди и ищет утешения, но лев давит в себе всё. Это плохо... хотя я и сама не лучше.

0

12

Я усмехнулся, но чувствовал себя глупым.
- Извини, не подумал. Шейн - отличное сокращение. - произнёс я, всё ещё под наплывом грусти и воспоминаний. Они как паутина покрыли меня, сдавливая и не давая шевельнуться. Но затем я резким движение сбросил эти оковы. Движение - я вздрогнул, так как лёгкий, но какой-то прохладный потом воздуха затрепал мою гриву. Но я вздрогнул не от холода. От того, что ветер мог откинуть мою чёлку, и предоставить миру глаза. Тогда бы Шейн всё поняла. Могла бы понять. Она могла бы утешить... Нет. Я предпочитал давиться, топить себя в своём же горе. Ни к чему выплёскивать это на посторонних. Я сохраню это в себе.
Потом прозвучали слова Хелависы. Я, честно сказать, даже испугался. Она так чётко поняла, что я чувствую. Так легко, не видя ни глаз, а я ни слова не говорил о том, что у меня на душе. - Она мысли читает? Ха... - как-то невнятно произнёс голос. Я лишь повторно вздрогнул. Мне соврать? Или сказать правду? Как мне себя вести? Чёрт, он застала меня врасплох. Единственная, кто мог застать меня врасплох.
- Да. - коротко, и как-то сухо произнёс я. Я словно отстранился от львицы, хотя мне этого не хотелось. Словно моя душа не хотела, что бы в неё лезли, и старалась себя защитить. Я же не столько противоречил ей, сколько... мне надоело копить это в себе, но вылить на свет было несколько страшно. Я даже себе редко говорил о том, что произошло. И, наверное, потому и боялся остаться наедине с мыслями.
Как глупо, казалось бы. Я терзаю себя воспоминаниями, и голос, кажется прав. - Тебя тянет назад прошлое, не давая протянуть лапу будущему. - Вновь произнёс он. Даже с какой-то издёвкой.

0

13

Вдох. Я ненавидела такие моменты. И будь моя воля, сейчас бы закрыла эту тему, не лезла бы, не мучила себя и не нагружала бы себя проблемами мало знакомого мне льва,  но... я так не могла. Закрыв глаза, я словно собирала весь свой дух и силы, что бы вымолвить хоть словечко, но  пока сухость резала горло и не давала словам мягко сходить с языка. Я подняла мутные глаза на льва, улыбнулась ему и положила свою лапу ему на плечо.
- Кио, я знаю, мы мало знакомы и наша взаимосвязь ещё не прошла испытание времени, но... раз уж так случилось, то попрошу тебя доверять мне. расскажи мне о своем горе. Горе нельзя долго держать в себе, ибо оно застаивается и гниет внутри чистой души, оскверняя её. Горе нужно высказывать. Конечно, не на каждом повороте, а тому, кто готов выслушать и хотя бы поддержать. - я улыбнулась льву вновь, добро и нежно. Я хотела, что бы он доверился мне и не дичился. От чего такое желание возникло в моей голове-неизвестно. Просто хотела, ибо этот незнакомец меня улыбнул. Он не прогнал, не назвал сумасшедшей... он спокойно сидит рядом и терпит все мои выходки и даже улыбается вместе со мной.

0

14

Шейн вздохнула. Я же почувствовал вину. Наверняка она что-то почувствовала. Я не хотел грузить её своими проблемами, не хотел, что бы она из-за меня чувствовала себя не комфортно. Но, увы, было уже поздно изображать радость на морде, и строить лживые улыбки. Хелависа всё поняла, и это доказывали её слова. Теперь вздохнул я. Странно, а может и нет, но я ещё никому не доверился с этим. Я и себе-то боялся сказать правду. Но всё же, Шейн права. Я лёг на влажную болотную землю, хотя это было не совсем тактично с моей стороны - развалиться перед дамой, да ещё и сетовать на судьбу. Но мне так было как-то... легче.
- Это произошло несколько лет назад. - глухо произнёс я. - Мой прайд... как и все, я ушёл из него, как только мне исполнился год. Просто ушёл. Странствовал, бродил по землям. Вначале было не плохо, ощущение свободы было прекрасным. Потом... как-то я увидел на некотором расстоянии незнакомый мне прайд, и хотел подойти, просто. Но там была ссора, и я воздержался. Потом увидел, как какая-то львица отделилась от прайда, и побежала прочь от него. Я.. захотел пойти за ней. Поддержать. Не знаю уж, что вызвало у меня такую доброту.
Я ухмыльнулся. Ухмылка вышла, наверное, кривая, но мне не до этого было. Я остановился, прервав рассказ. Обдумал, как расскажу дальше. Странно, но после того, как я хотя бы немного выговорился, на душе стало легче, и даже голос, и тот не ворчал. Я продолжил:
- Я нашёл её в зарослях. Сначала она испугалась меня, затем сказала, что её зовут Хецель. - это воспоминание вызвало у меня улыбку. На душе немного потеплело. - Дальше мы долго были вместе, охотились, странствовали. Но однажды, в сезон ливней, она простудилась. Ну а дальше, я думаю, ты понимаешь, что было.
Я поднялся с земли. Чувствовал раздражение на себя за то, что навалил свою ничтожную грусть на Шейн, хотя она того не заслуживала, и благодарность к львице за то, что она так добра.

0

15

Я выслушала льва. На каких-то моментах я грустно улыбалась, но завершающий момент резко обдал мою спину потоком холодного электричества. Я легла рядом со львом и уткнулась ему мордой в плечо. Чуть потеревшись о него лбом, я грустно улыбнулась, посмотрев, наверное, в глаза Кео.
- Кео, смерть близких это тяжелая утрата, я тебя понимаю. Но нельзя долго скорбить о них, нельзя слишком долго горевать. Это разрушает тебя. Надо их лишь помнить и вспоминать лишь самые яркие и веселые моменты в вашей жизни. От того, что ты грустишь и страдаешь о потере Хецель, её душа тоже беспокойно мечется вокруг тебя или же, что ещё хуже, вокруг своей могилы. Отпусти её и она отпустит тебя. - я положила лапу на спину льва, как бы обнимая его и прижимая к себе. Я просто хотела успокоить его, но тут в голову пришла безрассудная мысль.
- Кео, я пришла с очень далеких земель. Я шла три года, прежде чем дошла до здешних болот и саван. - начала я тихо рассказывать льву свое прошлое, ибо посчитала, что открыться здесь нужно всем друг другу. Закрыв глаза и положив голову на свободную лапу, я продолжила:
- Мой прайд не был таким, как многие. Мы называли себя детьми луны, да и прайд мой также назывался.... прайд Луны. У нас была своя вера, свои традиции и обычаи. Мы жили в гармонии с природой и её могущественными силами, воспевали её, приносили её свои дары. Каждая лань, что была нами убита, сразу же после убийства была отпета, а её кости похоронены. Перед охотой мы молились, просили удачи и прощения за то, что отнимем жизнь у животного во имя того, что бы исключительно прокормить себя. - и вновь пауза. Я не открывала глаз. Передо мной мелькали картинки из прошлого и каждая из них больно ударяла по сердцу, но я знала, что нельзя сейчас податься чувствам.
- Мы не воевали. Мы не любили кровопролития. Дети Луны - мирная и древняя семья. Наши корни уходили далеко в прошлое и всю нашу историю мы не пролили ни капли чужой крови. Но на наши земли пришла беда. Новый прайд образовался к югу наших земель, где были гиблые болота, но зная их, можно поймать вкусную птицу. Но "болотным" не нравилась та земля и не нравились мы. Они решили,что мы попусту занимаем ИХ земли и пошли на нас войной. Внезапно они напали на нас. Убили старейшин, жрецов, короля и королеву, детей, простых охотниц... кто-то спасся, они ушли в пустыню, но там погибли от нехватки воды. Я и мой учитель, Старейшина, который пережил все свои века, убежали в джунгли. - я поднялась и села, правда спиной ко льву. Мне было больно вспоминать лицо своего учителя. Тяжкий вдох и грустный взгляд в гнилую воду болота.
- Я была дочерью королевы и короля, но всю жизнь меня учили на простую охотницу-воина. Просто потому, что Старейшина знал будущее нашей семьи, но никому не говорил, ибо этого было не избежать. Мой учитель погиб от старости в джунглях, там же я его и похоронила. Но перед смертью он велел мне уходить от сюда. Далеко, за самые горы, на неизведанные земли. С вестью, что некогда были дети Луны. - я вздохнула и прижала лапу ко лбу, к белой отметине в форме месяца, неполной луны. После я повернулась ко льву и как-то безмятежно улыбнулась ему, махнула хвостом и игриво подмигнула. Хватит грусти.

0

16

офф: не Кео, а Кио).

Слова утешения. Как странно, но в тоже время приятно слышать их. Но более того. Хелависа. Она была полностью, и безоговорочно права. Её слова были искренними, и я даже невольно испугался, что действительно не даю Хецель успокоиться, и уйти в мир небытия, что держу её здесь, и она страдает, видя, как страдаю я. Я же хотел для неё покоя... Дурак, почему ты сам не подумал об это? В своей печали ты стал эгоистом. Да, я поступлю так, как сказала Шейн. Я отпущу Хецель... На мгновенье подул тёмный, лёгкий ветер, и я зажмурился. Вдруг Хелависа стала рассказывать о себе, о своём прошлом. Она села спиной ко мне, но это не мешало мне её внимательно слушать. Я поднял голову, и навострил уши. То,  о чём повествовала львица, было для меня совершенно новым, неизведанным... То, как её семья относилась к природе, к добыче, было странно, но... прекрасно. Тем-то Шейн и отличалась от нас, простых львов. Она умела чтить природу, понимая её могущество.
Однако, рассказ львицы был столь же печальным. Хотя нет. Он была на много печальнее и горше, чем моя история. Я потерял всего лишь одну, любимою мною львицу, а Шейн - всё семью. Теперь я ещё явственнее чувствовал, что я - эгоист. Но вот Шейн повернулась ко мне, окончив свой рассказ, и взгляд её был безмятежным. Я почувствовал тепло на душе, в сердце. Шейн. Она была прекрасна.
- Знаешь, ты - единственная, кто нашёл для меня слова утешения. Ты во многом права... я не должен держать Хецель здесь. Её бух должен успокоится. - произнёс я, глядя из-под густой чёлки на львицу. - Прости, я был эгоистом... замкнулся на своём горе, не думая о том, что кому-то может быть хуже. Но ты... ты заставила меня понять, как всё есть на самом деле. - я сел рядом со львицей. - Мне очень жаль твою семью... я не знаю достаточных слов утешения, прости. Но, думаю, ты и без того понимаешь, что я разделяю твоё... твоё прошлое.
Здесь я сделал совершенно бестактный  с моей стороны поступок. Я сел ещё ближе,  и дотронулся до уха львицы своим носом. Я понимал, что делать этого не должен, но всё же.

0

17

- Не волнуйся, Кио. Все не замечают, как зерно эгоизма растет внутри их и питается горем. Главное вовремя искоренить его, вырвать с корнем и выбросить, как сорняк и тогда последствий не будет. - я улыбнулась. Но тут теплый нос льва дотронулся до моего порванного уха. Я еле сдержала порыв, что бы не отскочить, не ударить, а лишь молча, держа эту нежную улыбку на губах, закрыла глаза и чуть склонила голову. Легкая дрожь всё-таки прошла по телу и после ухо горело жарким пламенем. Я вспомнила почему они стали такими.
Мне их порвали. Порвал незнакомый лев, когда я к нему подошла с просьбой о помощи. Я не понравилась ему, ибо я решила подшутить над ним. По дороге к водопою, к которому я попросила его отвести меня, он был угрюм и невесел, потому я сунула ему цветок прямо в нос. Желтая пыльца тогда окрасила его черную морду, попала в нос и он начал чихать. Мне показалось это забавным, я рассмеялась, а он... очнувшись от пыльцы, резко вдавил мою голову в землю и зацепив сильными когтями уши разодрал их в клочья. Он бы искалечил меня и дальше, если бы я не смогла вырваться и не убежать от него, скрывшись в самых глубоких дебрях.
Улыбка. Чуть грустная от такого воспоминания, но счастливая от такого момента в жизни. Я приобрела себе друга. Впервые, за год скитания здесь, во враждебном мире для меня, где никто не знает о Луне. Я боднула льва в плечо и после провела лбом под его нижней челюстью.
- Спасибо тебе, Кио. Мне так не хватает здесь друзей. Я не чувствую боль душевных ран от потери,но прекрасно знаю, что они всё ещё кровоточат. но я не хочу, что бы толпы духов парили где-то рядом и молили о загробном мире меня в моих кошмарах. - и вновь веселая и беззаботная улыбка. Но тут она резко сошла с моих черных губ и глаза стали шире. Я осторожно потянулась лапой к челке льва, вновь и вновь делая попытки посмотреть тому в глаза...
- О'Шейн... - тихо прошептала я, словно сама себе. Я закрыла глаза, но лапа продолжала тянуться к челке Кио, чуть подрагивая самыми кончиками пальцев.

0

18

Слова... какими правдивыми они были. Я улыбнулся. От того, что львица боднула меня, я почувствовал себя неловко, но в тоже время стало как-то тепло. Она нашла во мне друга. А я в ней - утешение, спасение? Возможно, но тем не менее, она так же стала мне другом, другом, о как только можно просить. Кажеться, Шейн так молода. Но откуда же в её словах столько мудрости? Может, тот Старейшина её научил? Возможно...
Я почувствовал некую дрожь, которая волной прокатилась по телу львицы, но она была совсем незаметной. Я промолчал. Ни к чему афишировать это. Наверное, Хелависе просто не приятно, что я притронулся к её уху. Отстранившись, я мельком взглнул на её уши. Рваные... Кто мог это сделать? И главное, за что? Но я не буду спрашивать, наверняка это затронет её прошлое, а его я ворошить не хочу. 
О'Шейн... что за имя? Может, это имя сердца? Опять же, возможно. Произнеся это, Шейн стала тянуться к моей чёлке. Прикрыв глаза, она почти притрагивалась к этой жёсткой, спутанной гриве. Я испугался. С одной стороны, я понимал, что ей не очень приятно то, что я "скрываю душу" за своей чёлкой. Но с другой стороны, я боялся эту душу показать. Да, сейчас в глазах только тепло и умиротворение, но я всё равно сторонился этого.  Но... сколько можно? Сколько можно скрываться за чёлкой, будто так можно делать всегда?
Я немного приблизился к львице, что бы её лапа могла дотянуться до моей чёлки. Пусть она откроет эту завесу наконец, пусть увидит. - Пусть... - тихо, свистящим шёпотом произнёс голос. Я ждал. Ещё немного, и она откроет "занавес". Ещё чуть-чуть.

офф: прости что так мало, я исправлюсь).

0

19

Ещё чуть-чуть... Я вздохнула, почувствовала легкое движение головы льва ближе ко мне и поняла, что это знак согласия с моим действиям. Я осторожно подцепила лапами локоны его вороной гривы и медленно отвела в сторону. Открыв мутные глаза я встретилась с двумя ярко-зелеными глазами, что полыхали огнем жизни и явно не хотели угасать. Отодвинув челку в сторону уже более резким движением, я села напротив и стала заворожено глядеть в них. Изумруд в его глазах переливался с сочными травами неизведанных райских лугов, что залиты ярким солнцем. В глазах не было ни капли того, что бы смогло меня напугать или смутить, поэтому я сильно обрадовалась. Улыбнувшись так,что рот раскрылся в детской улыбке, я подпрыгнула на задних лапах и, распахнув передние, кинулась на льва и повалила его на землю, сжимая в объятиях. После, я чуть отошла от него и вновь посмотрела ему в глаза, а улыбка не сходила с моих губ.
- Она прекрасна, Кио.- прошептала я льву и,встав, подошла к нему и уперлась лбом в лоб. Отметина на лбу как-то странно зазудела, но я не обратила на этого никакого внимания.

0

20

Хелависа улыбнулась, сказав "она прекрасна". Она имела ввиду мою душу? Я так же улыбнулся, а когда львица меня повалила на землю, я не возражал, мне было радостно. Так тепло и светло на душе, так хорошо. Затем львица прижалась к моему лбу своим. Неожиданный жест, но я не возражал. Я прикрыл глаза, потому что этот момент был... прекрасен? Я стал улыбаться. Наверное, я выглядел идиотом, но скрывать улыбку не собирался. Спустя мгновенье, я медленно отстранился от Шейн, и посмотрел в сторону. Чёлка вновь упала на глаза, скрыв от всех и вся мою душу. Теперь мне было как-то сложно посмотреть в глаза Хелависе, не знаю, почему. Мне было нечего сказать, и я ни о чём не думал. Странное спокойствие расстилалось в душе.
- Знаешь, я думаю, что мне нужно благодарить Луну, что я тебя встретил. - тихо сказал я, повернув голову к Шейн. Затем я лег на землю, и вспомнил детство. Как мать воспитывала меня, как братья и сёстры со мной играли, как мы убегали от родителей, баловались и мешали жить старикам. Эти воспоминания не вызвали эмоций, хотя я их ожидал.
Я глянул на Шейн, посмотрел на её лоб. Знак в виде полумесяца? Он был необычным, но красивым. Светлым, намного светлее, чем её шерсть. Потом я перевёл взгляд на её глаза. Может быть, и я смогу увидеть её душу? Но нет, её зрачки были поддёрнуты пеленой. Туманом. И я не смог углядеть её душу.  Для меня она была недосягаймой.

0


Вы здесь » Lions. Broken Dream. » Джунгли » Болото